Интервью 18 Июня 2021

Никита Ядроец: родители обрадовались – давно не видели, как я играю

Чемпион ВХЛ – о карьере в России и возвращении в «Витебск» в большом интервью для hockey.by

В 2015 году Никита Ядроец уехал из «Витебска» в ранге четвертого бомбардира и второго снайпера экстралиги. Тогдашний тренер северян Дмитрий Дудик даже рекомендовал 22-летнего форварда минскому «Динамо». Но нападающий отправился на предсезонку в «Нефтехимик» к Владимиру Крикунову и вполне мог остаться в этом клубе. Обстоятельства сложились так, что белорус оказался в ВХЛ, где провел шесть сезонов, выиграл главный трофей лиги и стал участником «Русской классики» – матча под открытым небом в 12-градусный мороз.

Недавно Никита вернулся в родной город – и это, пожалуй, пока что самая громкая трансферная операция «Витебска», который задумал собрать дома воспитанников клуба. В интервью Hockey.by новобранец «мишек» рассказал о том, чем его привлекло приглашение с берегов Двины, что дал продолжительный отрезок карьеры в ВХЛ и чего он ждет от возвращения на родину.

– После шести сезонов в ВХЛ вы снова в Витебске. Почему решили вернуться? Были желание и варианты продолжить карьеру в России?

– Варианты были. Но хотелось попробовать свои силы в другом чемпионате. И тут из «Витебска» интересное приглашение поступило. Я согласился.

– Чем оно подкупило?

– Во-первых, появилась возможность поиграть дома. Ну и в клубе произошли изменения в лучшую сторону. В мае директор «Витебска» Руслан Анатольевич Солодкин позвал поговорить. Обсудили все, дали мне время подумать. Я подумал и принял предложение.

– Оговаривалась ли ваша роль в команде? Обсуждалось, какие задачи поставят перед командой в новом сезоне?

– Конкретно по поводу моей роли не говорили еще. Но думаю, на меня рассчитывают, как на одного из лидеров. А задачей, вероятно, будет как минимум попадание в плей-офф.

– На ваш выбор повлияло объединение экстралиги «А» и «Б»?

– Да, конечно. Все-таки в сильнейшем дивизионе престижнее играть. Не знаю, поехал бы я в экстралигу «Б».

– Следили все эти годы за родным клубом? Знали о переменах, которые произошли в «Витебске» в ушедшем сезоне?

– По возможности следил. Даже некоторые матчи видел. Например, за выход в плей-офф против Жлобина, встречи в регулярном сезоне. И о переменах был наслышан, в Витебске ведь у меня много знакомых, связанных с хоккеем. Рассказывали мне новости.

«Мы уже не та команда, о которую вытирали ноги». Что изменилось в «Витебске» и на что нацелены северяне

– Какое впечатление произвела команда?

– Молодой коллектив. Парни бились, молодчики.

– Новый директор клуба Руслан Солодкин после завершения сезона озвучил планы по возвращению в Витебск местных воспитанников. Как вам такая идея?

– Это классно. У «Витебска» много хороших воспитанников. Играют в топовых белорусских клубах, некоторые выступают в России. Если бы все вернулись, очень мощный состав получился бы. Может быть, даже за чемпионство поборолись бы :)

– Ваш предыдущий сезон в Витебске – 2014/15. Из того состава в команде остался только Максим Ковальский, которому в то время было 17-18 лет. C кем-то поддерживаете отношения?

– С некоторыми ребятами периодически переписываемся. С Юрой Ильиным, Эдуардом Агеевым [оба входили в топ-3 бомбардиров «Витебска»-2014/15]. Но многие игроки той команды уже, наверное, закончили карьеру. Максим Ковальский? Помню, конечно. Перспективный молодой парень был.

– Что с тех пор изменилось в клубе?

– Многое, если не сказать, что почти все. Бросковая зона появилась, тренажерный зал обновился. Специалист по физподготовке очень хороший, по растяжке тренер есть. Ремонт везде сделали, посвежее все стало, приятнее работать.

– Как семья отнеслась к возвращению в «Витебск»?

– Положительно. Родители обрадовались. Давно не видели, как я играю. И жена рада, что не надо никуда ехать, она ведь тоже из Витебска.

– Вы уходили из «Витебска» в статусе лидера команды и одного из ее лучших бомбардиров. Помнится, тогдашний тренер Дмитрий Дудик советовал вас минскому «Динамо». Были тогда на этот счет какие-то контакты с «Динамо»?

– Нет, никаких контактов не было.

– Вы провели в ВХЛ шесть лет. Наиболее успешными, по крайней мере, в плане статистки, оказались три первых сезона, где вы были одним из лидеров команды, выиграли чемпионство. Но затем результативность пошла на спад. Хотя, по идее, вы должны были освоиться в лиге и чувствовать себя в ВХЛ еще увереннее. Как думаете, в чем дело?

– Тренеры менялись. Один [Ришат Гимаев] меня видел в первых двух звеньях, через два года другой пришел [Ильнур Гизатуллин] – решил использовать меня в сдерживающих сочетаниях. Первый сезон я и у Гизатуллина тоже поиграл в топ-6, а в следующем получил травму, пропустил месяца три. После того, как восстановился, меня поставили в сдерживающие звенья. Тренеру, видимо, понравилось, как я там действую. Так и продолжил. Сам наставник мне говорил, что моя игра его устраивает. За это время научился хорошо играть в обороне, много времени проводил в меньшинстве, получил навыки действий в своей зоне.

– А вам где больше нравится?

– Конечно, душа больше лежит к атаке, хочется очки набирать. Но что тренер скажет, то и буду выполнять.

– Насколько сильно отразились на дальнейшей карьере травмы, полученные в сезоне-2018/19?

– Да никак особо. Восстановился и дальше играть продолжил. Разве что перепрофилировался в форварда оборонительного плана.

– В чем специфика лиги ВХЛ? Ее уровень сопоставим с белорусской экстралигой?

– С нынешним уровнем экстралиги мне сложно сравнивать, потому что я шесть лет уже не играл в Беларуси. Если же вспомнить те ощущения, когда я в 2015 году перебрался в ВХЛ, то на тот момент уровень лучших команд был сопоставим. Другое дело, что в ВХЛ нет сильной разницы между лидерами и аутсайдерами. Если твоя команда идет в топ-3 в турнирной таблице и немного расслабится во встрече с соперником, который занимает 20-е место, то он тебя обязательно накажет. Еще одно различие, которое сразу заметно – количество команд. Если в Беларуси приходилось с одним и тем же оппонентом встречаться по 4-6 раз, то там в регулярке играешь с одной и той же командой только по два раза. Клубов много, у каждого свой стиль. За счет этого турнир разнообразнее, и это интересно.

– Почему многим белорусам не удается хорошо проявить себя в ВХЛ? Но в то же время и многие россияне из ВХЛ не могут освоиться в нашей экстралиге.

– Разный стиль игры в лигах, не все могут перестроиться. На что я сразу обратил внимание в свой первый сезон в ВХЛ – там было больше силовой борьбы, более контактный хоккей. В Беларуси на тот момент был более «чистый» хоккей, комбинационный. Из-за этой разницы в стилях и россиянам не всегда удается адаптироваться в белорусской экстралиге.

– Когда ехали в ВХЛ, наверняка ведь надеялись на то, что эта лига станет мостиком в КХЛ. В какой момент вы были к ней ближе всего?

– Наверное, в первый год как уехал из «Витебска». Я ведь предсезонку провел в «Нефтехимике» у Владимира Крикунова, меня оставляли в команде. Но потом белорусов сделали легионерами, и мне пришлось искать варианты в ВХЛ. Агент предложил несколько. Были возможности перебраться в казахстанские команды – «Сарыарку» или усть-каменогорское «Торпедо». Но я решил далеко не ехать, выбрал «Нефтяник». Альметьевск примерно в 100 километрах от Нижнекамска. И не прогадал!

– Чего не хватило, чтобы подняться на уровень КХЛ?

– Даже не знаю. Серьезно не задумывался над этим. Вообще в «Нефтянике» мне очень нравилось, получал удовольствие от выступления за эту команду. Хорошие были годы.

– Как расставались с клубом?

– В ВХЛ лимит на возрастных хоккеистов – пять человек на команду старше 28 лет. Теперь и я подпадаю под эти ограничения. Мне предложили подождать, пока наступит какая-то определенность. Я подождал, но ясности не прибавилось, поэтому решил искать другие варианты.

– Какие ожидания от возвращения в Беларусь?

– Хорошо поиграть в хоккей, помочь команде.

– Насколько сильно пандемия коронавируса зацепила «Нефтяник» в сезоне-2020/21?

– Слава богу, COVID-19 обошел стороной, и я тоже не болел.

– «Нефтяник» был вторым в регулярном сезоне, но в плей-офф выбыл во втором раунде. Как отреагировало на этот результат руководство?

– Осталось недовольно. Задачу мы не выполнили. Цель была – минимум до финала добраться, спорить за чемпионство.

– Уже во втором раунде вы встречались с питерским «Динамо», которое перед сезоном считалось фаворитом, но финишировало в регулярке лишь на 7-й строке. Можно ли сказать, что вы пострадали из-за того, что мощная команда Эдуарда Занковца заняла не свое место? Ведь займи они позицию выше, вам попался бы соперник попроще.

– ВХЛ – ровная лига. Нет особой разницы между второй и седьмой командами. Если в первом раунде плей-офф уровень соперников еще отличается, то затем, как правило, идет упорная борьба. Но у нас даже в стартовом круге с «Рязанью», которая в регулярке была 15-й, приличная заруба получилась. А в серии с питерским «Динамо» все семь матчей завершились с разницей в одну шайбу, причем пять из них – в овертаймах. Но в итоге соперник забросил на одну шайбу больше.

– Мог ли такой итог выступления команды повлиять на вашу судьбу в «Нефтянике»?

– Даже не знаю. Возможно, и мог.

– В «Нефтянике» много местных парней – из Альметьевска и других соседних городов. Как в связи с этим болельщики относятся к приезжим игрокам?

– Там ценят своих воспитанников. У нас также были ребята из Казани и Нижнекамска. Но у болельщиков, по-моему, отношение ко всем одинаковое. Во всяком случае, ко мне они относились очень хорошо.

– Что больше всего вспоминается из российского этапа карьеры?

– Чемпионство в ВХЛ с «Нефтяником» в 2016 году, третье место в 2018-м. Думаю, год назад с тюменским «Рубином» мы тоже могли бы за медали побороться. Сильная команда была. Но плей-офф тогда прервали из-за пандемии. Приятно вспоминать медали и победы. Точно не жалею, что выбрал шесть лет назад такой путь продолжения карьеры.

– Что он дал вам в плане развития как игрока?

– Стал более разносторонним хоккеистом. В обороне научился лучше играть. Поработал с разными тренерами, у каждого что-то можно было почерпнуть. Полезно было получить опыт в другой лиге, новой на тот момент для меня. Думаю, полученные навыки пригодятся мне теперь и в нашей экстралиге.

Текст: Сергей Вишневский
Фото«Нефтяник»«Рубин»
Источник: hockey.by